Изречения святых отцов:

Мы не должны удивляться, если и после исповеди бываем боримы; ибо лучше бороться с нечистотами (т. е. скверными помыслами), нежели с возношением.

— Прп. Иоанн Лествичник

Талеж

DSC-45
  YouTube-logo-full_color   IMG_1116   fb-art   IMG_1116
маринс груп

Загадка основания Вознесенской Давидовой пустыни

В преддверии славного юбилея исследователи ещё и ещё раз обращаются к обстоятельствам того далёкого от нас 1515 года, когда преподобным Давидом и его сподвижниками был срублен первый венец деревянной Вознесенской церкви на высоком правом берегу Лопасни. К великому сожалению, об этом знаменательном событии сохранилось лишь одно единственное письменное упоминание, датированное 1602 годом («лето 7110 от сотворения мира») в монастырском синодике – книге записи имён умерших для поминовения.

Эта первая запись была сделана рукой «Спасского попа Ивана Фёдорова сына». Вероятно, он был священником церкви Преображения Господня (Новоспасской), которая в 1600 году  была вновь построена в  ближайшем монастырском селе Легчищеве.

Вот как в ней была определена местность, где  обосновались первые насельники святой обители:

«…А Хатунь была со всеми волостьми и со уездами за князем Василием Семёновичем Стародубским…».

Именно это единственное, но ничем не подкреплённое утверждение и было воспроизведено в книге «Вознесенская Давидова пустынь. Краткий исторический очерк с рисунками», изданной в Москве в 1915 году к 400-летию монастыря.

С тех пор, вот уже почти 100 лет, версия о создании святой обители якобы во владениях князя Василия Стародубского  кочует из публикации в публикацию, тиражируется  десятками  сайтов и порталов в интернете.

Между тем, есть веские основания считать, что автор этой записи допустил неточность.  Как ошибся он в той же записи и в имени митрополита Московского и всея Руси, при котором возникла святая обитель: это был Варлаам (1511-1522гг.), а не Иосаф, который стал митрополитом лишь в 1539 году. Ничего удивительного здесь  нет, так как  запись делалась спустя почти столетие после 1515 года, а под руками у писца вряд ли были документальные источники с выверенными данными. Вероятно, приходилось пользоваться воспоминаниями и устными преданиями, которые далеко не всегда бывают точными.

В действительности князь Василий Семёнович Стародубский – последний из можайской ветви Рюриковичей, праправнук знаменитого князя Дмитрия Донского –  был владельцем огромного удела на территории нынешних Черниговской области Украины, Гомельской области Белоруссии, Брянской и Орловской областей России. Эти земли были получены Стародубскими  в наследственное владение в 1499 году от великого князя Литовского Александра, которому с 1454 года служили бежавшие из Московской Руси дед и отец князя Василия.

Однако, уже в 1500 году отец князя Василия – Семён Стародубский перешёл из Литвы в подданство великого князя Московского Ивана III вместе со своей вотчиной – городами Чернигов, Стародуб, Гомель,  Любеч,  Карачев и  Хотимль. Разразившаяся после этого русско-литовская война  привела к поражению литовцев. А  князья Стародубские в результате добавили к своей вотчине ещё несколько близлежащих городов и волостей  – Мглин, Почеп, Дроков и Попову гору (ныне это западная часть Брянской области). Тогда это было одно из крупнейших русских удельных княжеств, с которым приходилось считаться  великому князю Ивану III.

Стародуб-Северское удельное княжество в 1508 году  унаследовал князь Василий Семёнович Стародубский, который служил великому князю Московскому Василию III. После смерти бездетного Василия Стародубского в 1518 году  вся его огромная вотчина была присоединена к Московскому государству.

Ни в одном из исторических источников не обнаружено ни единого упоминания о том, что князь Василий Стародубский к 1515 году владел не только обширной вотчиной  за  600-700 вёрст к юго-западу от Москвы, но и землями в подмосковной Хатунской волости, на которых и была основана Давидова пустынь.

Древняя Хатунская волость (ныне это территория южной половины Чеховского района и почти всего Ступинского района)  в 1456 году  вместе с удельным Серпуховским княжеством была присоединена к великому княжеству Московскому. С тех пор Хатунь в течение более чем 300 лет принадлежала лично государям всея Руси. Кроме них никто не мог распоряжаться этими владениями. Например,   Василий III  в течение нескольких лет, вплоть до 1517 года, давал «на кормление» Хатунь, Серпухов и Каширу бывшему казанскому царю  Абдул-Латифу,  смещённому по указанию из Москвы с трона  Казанского ханства,  уже тогда фактически зависимого от государей всея Руси.

Так что в 1515 году только  великий князь Василий III мог разрешить строительство нового монастыря на  земле принадлежащей  ему Хатунской волости.  Благодеяние своего отца продолжил царь Иван Васильевич Грозный, который выдал Вознесенской Давидовой пустыни тарханную грамоту на владение близлежащими «вотчинами, рыбными ловлями и всякими угодьями».    

                                                                                     Юрий Кобяков, краевед