Изречения святых отцов:

Дары Божией благодати сохраняются и умножаются смиренномудрием и усердием, утрачиваются же превозношением и нерадением.

— Прп. Макарий Египетский

Талеж

DSC-45
  YouTube-logo-full_color   IMG_1116   fb-art   IMG_1116
маринс груп

Проповедь в Неделю 20-ю по Пятидесятнице

Всех Вас, дорогие отцы, братья и сестры, сердечно поздравляю с воскресным днем, памятью отцев VII Вселенского Собора и празднования Иверской иконы Божией Матери. Сегодня хотелось бы предложить Вашему вниманию слово протоиерея Андрея Ткачева, связанное с притчей о сеятеле, которую мы сегодня слышали в воскресном евангельском чтении:

«Сегодня Вы слышали притчу о сеятеле: вот вышел сеятель сеять – так начинается притча Господа Иисуса Христа. В этой притче дважды повторяются слова «кто имеет уши слышать – да слышит». Господь это сказал в середине притчи и повторил в конце, истолковывая ее наедине со Своими учениками.

Двойную нагрузку несут эти слова: «имеющий уши да слышит». Очевидно, что большинство из нас имеет уши и может слышать. Произнося проповеди, Христос обращается не ко внешнему человеку, но к человеку сокровенному, внутреннему. Согласно Священному Писанию, согласно учению апостола Павла, есть два человека: внешний и внутренний. При правильном образе жизни, если человек живет по вере и движется к назначенной цели, а именно к встрече со Христом и к будущему торжеству в Царствии Божьем, то, говорит апостол Павел, внешний наш человек день от дня тлеет, а внутренний обновляется. То есть, старость, болезни, сами условия этого распадающегося мира действуют на нашего внешнего человека, и внешний человек изменяется. Странно думать, что когда-то мы были младенцами, такими же, каких приносили сегодня своих детей ко Причастию. Странно думать, что старик был молод, потому что внешний человек со временем взрослеет, изменяется и движется к земле, теряет благообразие. В цветущую пору юности человек очень красив, а ближе к своему закатному возрасту он уже не похож на самого себя. Это действительно наш внешний человек.

Но и внешние глаза, внешний слух и все внешние действия – это лишь пол человека. Есть еще человек внутренний, у которого есть внутренние уши, внутренние очи, внутренние уста, внутренний его состав. И вот к этому человеку обращет свое слово Иисус Христос. Имеется в виду, дорогие братья и сестры, что мы можем слышать слухом и не разуметь. То есть, в уши входило слово, но до внутреннего слуха не достигало. Можно глазами смотреть и не видеть. О чем, собственно, и говорит Господь в притчах, о чем и пророк Исайя говорил: Слухом услышите – и не уразумеете, и очами смотреть будете и не увидете (Ис.6,9). Почему? Потому что, – говорит дальше Исайя, – огрубело сердце народа сего, и ушами с трудом слышат, и очи свои сомкнули, да не узрят очами, и не услышат ушами, и не уразумеют сердцем, и не обратятся, чтобы Я исцелил их (Ис.6,10).

Существует, я повторю, внутренний человек, и к внутреннему человеку обращается слово Христово. Заметьте, братья и сестры, что относительно других живых существ человек имеет очень слабое зрение и слабый слух. Если сравнивать наш слух со слухом животных или птиц, то мы будем далеко позади их, потому что слух у них чрезвычайно тонкий. Если сравнить наше зрение со зрением хищника или травоядного, живущего в лесу или степи, то наше зрение многократно уступает в четкости, дальности и зоркости, как человек в очках не сравнится с микроскопом. Наш слух и зрение очень слабы, наше обоняние притуплено, наше осязание грубо. В человеке все телесное очень маловажно. Но внутренний человек имеет свой слух, свой ум, свое сердце, свой вкус, свои чувства, и это ценно в человеке. Этим человек выделяется из окружающего мира, благодаря этому человек владеет окружающим миром. Не благодаря силе мышц, а благодаря силе ума. Не благодаря тонкости слуха, а благодаря, опять-таки, силе ума, который утончает наш слух и ставит нам на службу многие явления мира.

Так вот, к умному человеку, внутреннему человеку обращает свое слово Христос, когда говорит нам притчи. И притча, братья и сестры, это такая интересная вещь – ее слышат все, но понимают не все. С одной стороны, не в чем Бога упрекать, всем было сказано: и тебе сказали, и тебе сказали, и тебе сказали. А то, что не все поняли, это упрек не Христу, а тому, кто не понял. Потому что не понять можно из-за собственных грехов, из-за собственной косности ума, из-за собственного нежелания, если угодно, и по другим причинам духовного характера. То есть, притча – это такой водораздел, она всем говорится, но не все понимают. Или все понимают, но не все делают выводы. Бог справедлив и правосуден, Он всем говорит одно. А то, что не все живут, как Он говорит, и не все понимают, или понимают, но забывают, – это наши с вами недостатки и недостоинства.

Сегодня Христос говорит нам о семени и о земле. На самом деле в притче говорится о слове и о сердце. Земля – это сердце. Вообще, человек – он весь земля. Что есть человек, как не земля? Из земли он взят и в землю должен возвратиться. И вот Господь говорит, что семя сеется в землю, то есть в природу человеческую, в род людской. Сеятель добрый сеет свое семя, щедрой рукой рассыпает святые семена. Семя есть Слово Божье. Оно достигает разных сердец, и по-разному сердца ведут себя по отношению к семени.

Первый род земли – это сердца людей, которые столь черствы, что семя, упав сверху, сверху и остается, и птицы небесные клюют его, что в изъяснении Христа означает, что приходит дьявол и похищает слово. Диавол не приходит лично к каждому человеку, он приходит через слуг своих и через суету, которую он родил. Через разного рода увлечения и развлечения, через различные грехи и страсти. Это семя Божье, посеянное на твердой земле человеческого сердца, не имеет плода, ибо человек увлечен не тем, он не глубок. Есть люди, которым проповедовать Евангелие – все равно, что сеять на взлетной полосе, абсолютно без толку. Хотя и им нужно проповедовать. По крайней мере, для того, чтобы не быть осужденным. Чтобы потом не сказал Господь, что ты им не говорил, и чтобы они не сказали Богу, что не слышали. Глашатаи в древнем Багдаде кричали: «Слушайте, жители Багдада, и не говорите, что вы не слышали». Слушайте и знайте потом у вас спросят то, что вы услышали.

Каждый человек может по временам обнаруживать в себе, как говорил Златоуст, окамененное нечувствие. Не раз и не два человек ощущает в себе полную мертвость, абсолютную неспособность ни на доброе чувство, ни на какую-либо сострадательную реакцию сердца, ни на молитву – ни на что. Такая духовная мертвость. Бывает такое, и нередко.

Второй род земли быстро принимает семя, но быстро его и отдает, не имеет в себе глубины и, как пишется у евангелиста Луки, не имеет влаги. Оттого засыхает быстро то, что в нее посеяли. Это люди, которые с радостью принимают слово о Христе, но при наступившей скорби или искушении, испытании человек оказывается нетвердым, неверным. Легкомысленна та любовь, которая жива лишь пока есть вздохи на скамейке. А как только начинается взаимный быт и тяготы семейной жизни, такая любовь исчезает. Я думаю, отношения между людьми в браке являются моделью отношений человека и Бога. Пока все приятно, пока нет взаимных обязанностей, пока никто ничего не требует – все сладко и вкусно. Но наступают искушения и трудности – и человек проявляет свой гнусный эгоизм, свою неспособность потрудиться, чем-то пожертвовать. Потому что мелкая и сухая земля, не имеющая ни глубины, ни влаги – это и есть образ мелкого, неглубокого человека, который слышит «на» и не слышит «дай». Он любит принимать и не любит отдавать. Конечно, наступают сложности. И какая вера остается у такого человека? Никакой. Он еще на Бога может и обижаться: что за дела, я в Тебя верю, а мне так плохо! Это голос, который слышен во всех уголках мира миллионы раз в день.

Наконец, третий вид земли – это люди, которые составляют самую большую категорию. Это земля приняла семя, однако потом выросли терния и задавили росточек. А тернием Господь называет лесть, богатство, печали века сего и прочие заботы житейские, которые подавляют семена. Это вся наша жизнь, братья и сестры: мы не умеем защитить посеянное в сердце от окружающего мира. У нас нет своей внутренней пустыни, нам некуда бежать от окружающих искушений. Этот знойный ветер душит нас. Росток вянет, и не заметишь даже, когда ты веру потерял. Бывают такие ситуации, когда человек веровал, веровал, по инерции двигался по жизни, и вдруг обнаруживает, что давно уже без веры двигается, просто по инерции. Потом вдруг – глядь, а она уже и пропала у тебя. Все высохло, все пропало, все исчезло. Как говорится в Апокалипсисе: Имею против тебя то, что ты оставил первую любовь твою (Откр.2,4). Вспомните те дни, когда вы только уверовали, когда вам только-только открылось Евангелие, когда вы только-только погрузились в мир литургии, в мир святых отцов, в перемену своих отношений с ближними! Как это было роскошно, как это было грандиозно, как это было красиво и многогранно! И теперь сравним тех себя с собой сегодняшними, и многие заметят, что изменилось все к худшему.

Время идет, а мы не становимся лучше. Нужно возвращаться к началу. Нужно действительно беречь семя, потому что мир воюет с человеком постоянно. Мир воюет с нами разными похотями, страстями и мыслями, и мы теряем веру, а без веры спастись невозможно. Лицемерная вера не спасает, вера по привычке не спасает, вера «потому что все верят» – не спасает. Ложная вера, как пустое яйцо, не спасает человека – спасает только вера живая, действенная, рождающая дела любви, рождающая покаянную слезу, стремящаяся к будущей жизни. Только такая вера спасает человека.

Наконец, только четвертый род людей являет собой землю добрую, принимает семя и «плод творят в терпении». Это очень важные слова – «сердцем добрым и благим принимают семя и плод творят в терпении». Терпение – это одна из добродетелей, которая чрезвычайно нужна человеку. Без терпения нельзя даже азбуку выучить, без терпения нельзя овладеть ни одним ремеслом, наукой или профессией. Тем более без терпения нельзя спасти свою бессмертную душу. Нужно плод творить в терпении.

Перед нами – ответ на косвенный вопрос: много ли спасающихся? Вот четыре части людского рода: твердая земля, мелкая земля, тернием поросшая и, наконец, хорошая, плодородная земля. Если бы они имели равные доли, по 25%, то вышло бы, что спасается каждый четвертый. Но я думаю, что спасающихся меньше, потому что и земли твердой, и терния, и мелкой земли, безводной и сухой, гораздо больше, чем земли доброй, глубокой, плодородной, приносящей плод в 30, в 50 и в 100 раз больший. Господь знает это и потому говорит, чтобы мы подвизались, то есть трудились войти тесными вратами и шли узким путем, потому что потом многие захотят войти – и не найдут, куда войти. Труд спасения – это труд не трудный, но мудрый. Спастись не трудно, но мудро. Мы должны наблюдать за своим сердцем.

Думаю, братья и сестры, что, с одной стороны, весь мир должно разделить на четыре рода сердец. С другой стороны, каждое сердце в отдельности по временам является то твердым, то глубоким, то тернистым – то таким, то сяким. Сердце удобопеременчиво – сегодня оно горит, завтра оно потухло, позавчера оно было такое, а через два дня будет другое. Сердце меняется, и это самая главная тайна мира. Та тайна, которую уважает сам Господь. Он может поменять траектории движения небесных тел, Он может поменять природный ландшафт, Он может стереть с лица земли целые народы. Но Господь трепетно и с уважением относится к сердцу человеческому. Господь стучится в него, Он не взламывает сердце, как вор и взломщик, Он не проникает в него тайком или силой. Господь стучится и ждет, пока откроют.

Человеческое сердце – это самая большая святыня. И она бывает разная у каждого человека. Заболел человек – сердце ожесточилось или, наоборот, смягчилось – у кого как. Один в болезни ропщет, другой в болезни кается. Стал богатым человек – сердце возгордилось, а у другого, наоборот, смирилось, он стал людям помогать. Обеднел человек – сердце стало наглым и дерзким, начал на Бога роптать. А кто-то – наоборот смирился, стал покорным Богу и поблагодарил Его за спасительное смирение. Разные ситуации влияют на сердце, меняют его.

Все это является главной темой жизни Вселенной. Жизнь человеческого сердца – это главная струна, один только звук которой приятен Господу. На все остальное Он смотрит гораздо менее внимательно. Хотя все Его слушается и все Ему подчиняется: дожди, ветра, реки, моря, пески. Все слушается Его, и каждая букашка у Бога не забыта. Но на что Бог смотрит пристально, так это на жизнь человеческого сердца.

Именно об этом говорит Евангелие, сравнивая наши сердца с землей, а святое семя, которое сеется в эту землю, – со Словом Божьим. Мы должны, братья и сестры, засевать эту землю. Мы можем прийти к любому крестьянину и по виду его поля или огорода сделать вывод о его трудолюбии, об аккуратности, об усидчивости, о других качествах хозяина. Господь нас просит: «Покажи Мне сердце твое. Дай мне сердце твое». И мы должны его пахать, мы должны его засеивать, должны его пропалывать. Перепахивание сердца, братья и сестры – это исполнение заповедей. Это внутренняя внимательная жизнь.

Да будет вам известно, есть такое слово – трезвение. И когда мы причащаемся Святых Христовых Тайн, священник молится: «Да будут Святые Тайны сии людем Твоим во трезвение души». Трезвение души – это внимательное отношение к своей внутренней жизни. Внимая себе, человек должен перепахивать свое сердце – глубокое, твердое, тяжелое. Засевать его Словом Божьим и пропалывать от вырастающих страстей.»

Дорогие братья и сестры, тяжело нам в этой жизни, но Господь нас не оставляет. И сегодня мы видим помощи Божию, когда мы вспоминаем праздник Иверской иконы Божией Матери. Мы вспоминаем повествование Церкви о том, как она была явлена. Явлена она была чудесным образом в уделе Божией Матери на горе Афон, куда она пришла спустя двести лет после иконоборческого периода, когда уничтожались Святыни, как сегодня мы слышали, и когда воины пришли к одной женщине, у которой была эта икона, то она смогла с помощью денег упросить их оставить ее до следуюшего дня. При этом один из воинов, как сказано, копьем ударил в икону, и из нее истекла кровь, как из живого человека. Когда воины ушли, то мать вместе со своим сыном молилась Матери Божией, чтобы Она смилостивилась над ней, и Сама явила место своего пребывания. И когда опустив эту икону на море произошло чудо и икона прямо пошла, не упала, и ушла из вида. Сын этой женщины ушел на Афон, принял монашество и поведал братии Афона о том, что была явлена милость и Матери Божия ушла и не допустила поругания над собой.

Спустя двести лет монахи увидели столп, который поднимался от моря к небу. И это продолжалось в течении нескольких дней, и тогда они стали молиться все вместе и увидели, что этот столп исходит от иконы. Когда же они хотели взять эту икону и подплывали к ней, то Матерь Божия удалялась от них. Тогда они стали еще усерднее молиться и просить, чтобы Матерь Божия пришла к ним. Тогда Матерь Божиея явилась старцу Гавриилу, который был  грузин, и велела ему пойти по воде и взять эту икону. Он рассказал об этом братии. Вся братия вместе со священнослужителями с кадилами, как повествуют, вышли на встречу Матери Божией. И вот этот старчик пошел по водам, взял эту икону и принес на берег, где ее встретили братия. Они три дня молились денно и нощно, благодарили Матерь Божию за то, что она дала возможность прийти к ним. После этого они отнесли ее в Иверский монастырь.

И было у человека послушание для того, чтобы каждый день перед богослужениями приходил пораньше в храм и возжигал лампады. И он это должен был делать у иконы Матери Божией. И вот, подойдя к месту, где должна быть икона Матери Божией, он не нашол ее. Он пошел и возвестил всей братии об этом. После продолжительных поисков они увидели, что она находится на вратах. Сняв икону со входа в монастырь, братия недоумевала и вновь поместила ее в храме. Но Матерь Божия вновь исчезла с этого места и явилась опять на прежнем месте на вратах. Когда ее взяли в третий раз, то Она явилась и сказала: «Я пришла не для того, чтобы вы Меня хранили, а для того, чтобы Я хранила вас. И пока Я буду на этом месте, на этом месте будет пребывать милость Божия и Моя».

И тогда был воздвигнут храм, и с этих пор Матерь Божия стала называться еще «Иверской» и «Вратарницей», с тех пор все, кто имеет возможность прикладываться, обращается к Матери Божией, чтобы Она была именно теми вратами, которые отверзают нам с вами жизнь вечную. Чтобы Ее милость, Ее любовь была в нашей жизни и в этой, и в будущей.

Имея такое благовествование, наши с Вами благочестивые предки обратились к отцам горы Афона для того, чтобы сделать список с  иконы. И, как нам повествует писание о том, что монахи омыли находящиеся в монастыре святые мощи водой, сорок дней молились, постились, омыли доску и потом уже человек, монах, начал писать эту икону. И когда он ее написал, то она ничем внешне не отличалась от той, что пришла на гору Афон. И эта икона была принесена к нам, в Россию, где ее встречали и царь, и святители, и простой народ во множестве. С тех пор она почитается и прославляется у нас. Мы знаем, что один из ее образов находился на Красной площади, в Иверской часовне, и каждый человек, пришедший в Москву, стремился поклониться Матери Божией, попросить у Нее помощи в делах и в жизни.

Но в период гонений была разрушена и часовня, и пропала из нее эта икона. По обращению покойного Святейшего патриарха Алексия на гору Афон вновь братия написала икону, была восстановлена эта часовня, и сегодня в этой часовне пред иконой ежедневно совершаются молебны с пением акафиста Матери Божией.

И мы видим, дорогие братья и сестры, как Господь все через Церковь устраивает. С одной стороны, мы сегодня вспоминаем воскресный день, вспоминаем святых отцов VII Вселенского собора, которые боролись за то, чтобы иконы, святые мощи находились в храме, чтобы люди почитали, чтобы люди, глядя на этих святых угодников, назидались их жизнью и поднажали им. С другой стороны, в этот день явилась икона Матери Божией, которая спустя столетия укрепила правильность того решения, которое было принято наVII Вселенском соборе. И мы сегодня можем себе представить, если бы мы сегодня зашли в этот храм и увидели голые стены и ни одной иконочки, ни одной святыни, тоскливо было бы нам. Но Господь все в нашей жизни устраивает, а нам только нужно видеть и благодарить, и приносить тот плод, о котором говорится в сегодняшней притче евангельской. Пусть Господь и Матерь Божия помогают всем нам приносить тот плод – плод добра, любви и веры.

Также причастников и причастниц поздравляю с принятием Святых Христовых Таин. Возблагодарим Бога. Слава Тебе, Боже! Слава Тебе, Боже! Слава Тебе, Боже!

Оставить отзыв