Изречения святых отцов:

Без Бога (без Его вездеприсутствия) не может быть ни одного движения моей мысли и сердца: есть действие – должна быть причина, есть следствие – должно быть начало. Потому то апостол говорит: не довольны есмы от себе (неспособны) помыслити что, яко от себе, но довольство наше от Бога (2 Кор. 3: 5). Жив Бог, потому именно и жива душа моя.

— Св. прав. Иоанн Кронштадтский

Талеж

DSC-45
  YouTube-logo-full_color   IMG_1116   fb-art   IMG_1116
маринс груп

Проповедь на Крестовоздвижение

Дорогие братья и сестры!

Сердечно поздравляю Вас с двунадесятым праздником Воздвижения Честнаго и Животворящего Креста Господня. Хотелось бы в этот день обратить слово проповеди одного из священномучеников Церкви Русской – священномученика Григория Постникова, митрополита Новгородского и Санкт-Петербургского. Он обращает нам свое слово на евангельское чтение, которое мы вчера с Вами слышали на вынос Честнаго и Животворящего Креста: «Отче, прославь имя Твое. Тогда пришел с неба глас: и прославил и еще прославлю. Народ, стоявший и слышавший то, говорил: это гром; а другие говорили: Ангел говорил Ему. Иисус на это сказал: не для Меня был глас сей, но для народа. Ныне суд миру сему; ныне князь мира сего изгнан будет вон. И Я когда вознесен буду от земли, всех привлеку к Себе. Сие говорил Он, давая разуметь, какою смертью Он умрет.» и вот один из стихов Евангелия от Иоанна, на который священномученик обращает внимание, а именно: «Когда Я вознесен буду от земли, всех привлеку к Себе.» (Ин. 12,32)

Эти слова, которыми Иисус Христос предварительно дал знать Своим ученикам, какой Он умрет смертью, для всех нас крайне утешительны. В этих словах заключается твердое обетование, что после Своей крестной смерти Он привлечет к Себе всякого человека, в какой бы кто ни родился стране, какой бы кто ни был веры, какого бы кто ни был звания или состояния, возраста или пола и как бы кто ни был грешен или прегрешен, — совершенного всякого, так что никто из нас не имеет права сказать: «Я оставлен Богом, мне нельзя спастись!» Из числа привлекаемых Христом должны быть исключены, как то всякому может быть понятно само собой, только те, которые, превратно пользуясь своей свободой, окажут сопротивление влечению Господа, потому что и всемогущий Бог, создав нас свободными, не нарушает нашей свободы. На это весьма утешительное обетование хочу обратить общее внимание и затем приложить его к себе.

Обетование Иисуса Христа привлечь к Себе всех совершенно верно и начало исполняться непосредственно с того времени, когда Он вознесен был на крест. Даже от толпы Его мучителей, не перестававших терзать Его и на самом кресте, отделился сперва один, по-видимому недостойный ни для каких спасительных действий, то есть один из двух распятых с Ним разбойников. Господь просветил его разум и коснулся его сердца так, что он увидел свои преступления, признал себя достойным наказания, уверовал в Господа и сказал Ему: помяни меня, Господи, когда приидешь в Царствие Твое (Лк. 23, 42). Потом, когда Господь уже испустил дух и умер на кресте, когда церковная завеса раздралась надвое и потряслась земля, привлечен другой, не менее трудный к обращению, то есть язычник, сотник, бывший при кресте на страже, и сказал о Господе: воистину Он был Сын Божий (Мф. 27, 54). Непосредственно за сотником привлечены ко Христу Иосиф Аримафейский и Никодим, бывшие до сего времени только тайными Его учениками.

Когда Господь вознесся на небо, то число привлеченных и число приверженных к Нему было уже более ста. А когда сошел на двенадцать учеников Господа Всесвятой Дух и они начали проповедовать всем покаяние и веру в распятого Господа, тогда народ с иудейскими священниками начал привлекаться к Нему тысячами. Тысячи начали веровать в Распятого Господа, приносить покаяние в своей худой жизни, отставать от греха и проводить жизнь по учению распятого Господа, жизнь совершенно новую — Божию. Между прочим, привлечен был ко Христу и сделался Его усерднейшим проповедником прежде сильно восстававший на Него и против верующих гонитель Савл — известный потом первоверховный апостол Павел.

Обратим взор на три первых христианских столетия. Что мы видим? Бесчисленное множество мужчин и женщин, юношей и девиц, людей старых и детей смело и с полной надеждой на блаженную жизнь по смерти идут за Христа в узы, в темницу, на все мучения и смерть. Все они идут, чтобы доказать свою веру и верность Христу, Который умер за них на кресте, свою крепчайшую смерти любовь к Нему и свою непоколебимую на Него надежду.

Обратим взор на времена дальнейшие. Что видим?

Видим многих, подобных блудному сыну. Все дары, какими снабдил их Господь Бог, они употребили во зло и впали в крайнее бедствие. Но Распятый Господь коснулся их сердца Своею благодатью; они услышали Его слово, увидели свою погибель, к которой приближались, обратились к Нему с сокрушенным сердцем и получили помилование: они Христовы!

Видим многих грешников, подобных упомянутой в Евангелии грешнице (Мф. 26, 7 и др.). Они были весьма худы, служили только миру или плоти и совершенно погибали душой и телом. Но Распятый Господь коснулся их Своею благодатью; они услышали Его голос, оплакали свое заблуждение, обратились к Нему — и грехи их прощены, потому что и они, подобно означенной грешнице, возлюбили много: они Христовы!

Видим многих, подобных Закхею. Они были без Бога. Божеством их была корысть; они нагло обижали ближних, присваивая себе их имущество всякими неправдами. Но Распятый Господь коснулся их сердца Своею благодатью; они обратились к Нему, изменили худое намерение своего сердца, возвратили чужое, кому что принадлежало, вознаградили за сделанный ими вред — и грехи их прощены: они Христовы!

Видим многих, подобных апостолу Павлу до его обращения. Они гордились своей мудростью и ревностью по закону прежней веры, смеялись над Христовым учением, которое казалось им соблазном или глупостью, и старались истребить Его учение. Но Распятый Господь коснулся их сердца Своею благодатью, указал им их заблуждение — они обратились к Нему н крайне возрадовались, что нашли в Нем своего Господа и Бога. Они совершенно Христовы!

Видим многих, подобных разбойнику на кресте. Вся их жизнь, до последнего порога в вечность, была проведена в злодеяниях. Иисус Христос нашел возможность уловить их на этом пороге, просветил их сердце; они увидели свои злодеяния, раскаялись, обратились к Нему, просили благодати прощения — и получили благодать богатую! Они Христовы и теперь в раю вместе с Господом!

Итак, видим, что Распятый в самом деле привлек к Себе всех, кто не противился Его влечению.

Теперь всякий из нас может обратиться к самому себе и смотреть: привлек ли его к Себе Господь?

Смотрю на себя и спрашиваю: привлек ли Распятый Господь меня? Или что то же: Христов ли я? Этот вопрос для меня крайне важен!

Святой Апостол сказал: те, которые Христовы, распяли плоть со страстями и похотями (Гал. 5, 24). Поэтому если Распятый меня привлек, если я Христов, то я непременно оставляю грех, распинаю мою плоть, или не попускаю придти в исполнение живущим во мне злым расположениям, истребляю греховные привычки, заглаживаю мои грехи истинным покаянием. Но так ли я поступаю? Прекращаю ли мои расположения, противные закону Божию? Истребляю ли греховные привычки? Заглаживаю ли мои грехи истинным покаянием? — Нет! Нет! Если бы я поступал так, то я оказывал бы усилие к добрым делам, подавлял бы нечистые пожелания в самом их начале, укрощал бы в себе неправедный гнев, искоренял бы в себе дух мщения, зависти, ревности, своеволия, самолюбия и многих других. Весьма заботливо удалялся бы я от всех случаев, при которых наиболее обнаруживаются мои любимые страсти. Но в отношении ко всему этому я равнодушен, ибо случаев, при которых, наверное, могу обнаружить мои страсти, не убегаю и нередко даже сам ищу этих случаев. Правда, я иногда не обнаруживаю действие моих страстей — но не обнаруживаю только грубые действия и только потому, что они не одобряются людьми даже не Христовыми; впрочем, я, если только могу совершать это удобно, удовлетворяю всякой моей страсти.

Я еще не при влечен к моему Спасителю — я еще привязан к плоти, к миру, ко греху. Я еще не Христов!

Святой Апостол сказал: уже не я живу, но живет во мне Христос. А что ныне живу во плоти, то живу верою в Сына Божия, возлюбившего меня и предавшего Себя за меня (Гал. 2, 20). Поэтому если распятый Господь меня привлек к Себе, то мне должно жить верой: должно судить о земном и небесном сообразно с тем, что говорит о том моя вера; должно жить по правилам моей веры; должно прежде всего и больше всего желать и искать, по заповеди Господа, Царства Божия и правды Его (Мф. 6, 33); должно лучше все перетерпеть и потерять, нежели жить не по моей вере, которую дал мне Христос. Но что делаю я? Я живу и сужу так, как мне хочется или как того требует общий тон мирских людей. Я ищу только земного, тленного. Земная выгода, кратковременное удовольствие, похвала и благоволение мира, уборы, зрелища и т. п. занимают мою голову и мое сердце гораздо больше, нежели вечная жизнь, вечное блаженство. Если бы я жил верой в Сына Божия, возлюбившего меня и предавшего Себя за меня, то вера в Распятого ясно показывала бы мне невыразимость любви, которой Он возлюбил меня от вечности и по которой Он принял для меня мое бедное естество, терпел для меня всякого рода нужды, скорби, ругательства, клевету, язвительные насмешки, ужаснейшие муки, всеобщий позор и смерть. А эта любовь побуждала бы меня к благодарности и вполне всесердечной взаимной любви! Но есть ли во мне такая благодарность Распятому Господу и такая любовь к Нему? — Нет! Нет! Если бы были, то я непрестанно мыслил бы о Распятом Господе; весьма любил бы слушать, когда говорят о Нем и о Его учении; чувствовал бы удовольствие от служения и молитвы Ему; ревностно ходил бы в Божию церковь к службам Его. Но я редко думаю о распятом Господе; невнимателен к учению Его, рассеян при богослужении; неблагоговеен пред Ним даже тогда, когда в святом Таинстве Причащения Он Сам приходит ко мне; холоден в отношении к моей вере, к ее распространению, робок в ее исповедании; часто из человеческого страха уступчив или безмолвен тогда, когда мою святую веру называют даже глупой или кощунствуют над нею. Распятый для меня — чужой! Я не принадлежу Христу, а принадлежу миру и себе!

Иисус Христос сказал: Сия есть заповедь Моя, да любите друг друга, как Я возлюбил вас (Ин. 15,12). Как Иисус Христос возлюбил нас? Он возлюбил нас еще тогда, когда мы нимало не любили Его или даже оскорбляли Его, ругались над Ним, — еще тогда Он возлюбил нас и перенес для нашего блага решительно всё. Так и нам должно любить друг друга, любить ближних. Но так ли я люблю ближних? — Нет! Нет! Я люблю только тех, которые любят меня и любят именно так, как я хочу, то есть люблю тех, которые льстят моей чувствительности, моему самолюбию, платят мне за благодеяние двойной благодарностью, заботятся о моем спокойствии, о моей чести, о моем имуществе. Но когда кто-нибудь обидно или вредно касается моего имущества, моей чести или меня и любезных мне — тогда весьма сержусь на того и хочу мстить. Правда, иногда, вразумясь и стыдясь, я не исполняю мщения на деле, однако же не чувствую, чтобы я сердечно простил обидевшего, и особенно не чувствую того, чтобы я возлюбил его, как Христос меня. Я не люблю ближнего, как должен, не исполняю заповеди Распятого Господа, не принадлежу Распятому: я не Христов!

Почему же я не принадлежу Распятому Господу? Неужели Он не привлекает меня? — Напротив, Он привлекает меня непрестанно. Он привлекал меня в первые годы моей жизни и в моей юности, когда я был наставляем в Его учении и Его любви. Он привлекал меня святыми Таинствами Покаяния и Причащения. Он многократно привлекал меня внутренним просвещением и пробуждением. Он привлекал меня радостями и горестями жизни, внушениями моих родителей, наставников и друзей, упреками и злословием моих врагов. Он привлекал меня богослужением, проповедями, назидательными книгами. Он привлекал меня весьма многоразлично. Но я воспротивился Его влечению: я не Его, я принадлежу миру, себе самому и греху! Потому я весьма удобно могу погибнуть навеки, ибо кто не прикреплен к Иисусу Христу, тот, как Сам Он утверждает, извергнется вон, как ветвь, не находящаяся на лозе, и засохнет. А такую ветвь, как непосредственно далее Сам же Он говорит, собирают и бросают в огонь, и они сгорают (Ин. 15, 6). Но могу ли я хотеть себе погибели? — Нет, я хочу спастись!

Что же мне делать? Если я в самом деле хочу спастись, то точно видно, что мне должно делать. Что именно? Вот что! До сих пор я противился влечению распятого Господа; но с этих пор мне уже не должно так поступать. Мне должно обратить все внимание на безмерную любовь распятого Господа, на все, что Он сделал для меня, и на Его учение. А за этим всё, что есть во мне противного Ему, всемерно стараться истреблять истинным покаянием, отречься от всех пагубных для моей души удовольствий мира и вообще распинать мою плоть с ее похотьми. Мне должно с сего времени всем сердцем возлюбить Возлюбившего меня и Предавшего Себя за меня, принадлежать Ему вполне и остаться верным Ему в продолжение всей моей жизни, при смерти и во всю вечность.

Так и хочу я поступать! Распятый Господи! Помоги мне Твоею всё привлекающей силой исполнить мое желание! А засим помоги и всем тем, которые приняли, принимают или примут одно со мной желание!

Вот так, дорогие братья и сестры, назидают нас с Вами святые отцы. Будем помнить об этом, о том, что мы живем благодаря тому, что Господь пришел и пострадал за нам с Вами.

Аминь.

Я причастников и причастниц поздравляю с принятием Святых Христовых Таин. Возблагодарим Бога. Слава Тебе, Боже! Слава Тебе, Боже! Слава Тебе, Боже!

Настоятель Вознесенской Давидовой пустыни

игумен Сергий (Куксов)

27 сентября 2014 года

Оставить отзыв